Сен
25

Интервью с Майком Шинодой

Написал: admin  //  Интервью  //  Нет комментариев

Их грандиозный сингл крутят на MTV. Они предвещают возвращение рока. От их дебютного альбома “Hybrid Theory” многого ожидают.
Linkin Park поднимают свой жанр на новый уровень. Southweb выцепил Майка Шиноду, рэпера, одного из вокалистов, во время их путешествия на RV.

Честер Беннингтон – вокал
Роб Бурдон – ударные
Брэд Делсон – гитара
Джозеф Ханн – DJ / сэмплы
Майк Шинода – вокал

Shoutweb: Где ты? Мне сказали, что ты будешь звонить из своего RV, путешествуя по стране.

Майк: Мы только что выехали из Далласа, самого большого и самого запутанного аэропорта в мире. Он такой здоровый и так по-дурацки построен…
Нельзя было его таким делать.

Shoutweb: А что тебе там не понравилось?

Майк: Там слишком много каких-то путей, дорог, трапов. Пока выйдешь на улицу, протащишься сквозь пять трапов.
Нельзя так делать. Я к такому не привык. Это вывело меня из себя!

Shoutweb: Ты сейчас не за рулем, нет?

Майк: Нет, я не за рулем. Я в конце RV, я болею.

Shoutweb: О нет!

Майк: Да, я ужасно болен. Такое бывает когда читаешь и водишь машину. С тобой такое бывало?

Shoutweb: Да, болезнь от передвижения. Это самое худшее.

Майк: Я отстал от жизни. Как вы там?

Shoutweb: На этой неделе в Нью-Йорк приезжает CMJ. С ума сойти! Еще сегодня выходит альбом Limp Bizkit.

Майк: Здесь было несколько ребят, которые очень хотели попасть на релиз альбома Limp Bizkit в Tower Records в Остине.
Мы думали о том, чтобы пойти туда. У нас уже есть альбом.

Shoutweb: Что ты думаешь?

Майк: Я думаю, это круто. Мне нравится Limp Bizkit.

Shoutweb: У нас в городе сейчас много разных групп. Некоторые из них играют на новой сцене WWF (реслинг-шоу), она называется The World.
Новое шоу WWF сейчас показывают и на MTV.

Майк: Мне нравится это шоу! Мне кажется, это так весело. Мне это нравится.

Shoutweb: Какое имя ты придумал бы себе, если бы был профессиональным реслером?

Майк: Я не реслер. Я менеджер. Но у нас есть парочка реслеров – партнеры. Это вокалист Честер и DJ mr. Hahn… Они Sugar Brothers (Сахарные Братья).

Shoutweb: Я что-то слышал о том, как он раздевается.

Майк: Честер? Он просто любит показывать задницу. Он скорее всего не стал бы одевать такие же трусы, какие носит большинство реслеров.
Наверное, он одел бы стринги.

Shoutweb: Но ему надо поработать над собой, так ведь? Он отъел себе хоть немного жира? (смеется)

Майк: Нет, на нем нет никакого жира. Он просто маленький худой парень, такой же, как я.

Shoutweb: Хорошо. Я фотограф, так что во время фотосессии мы сможем это проверить.

Майк: Это будет весело. Возможно, он покажет тебе свою тощую задницу.

Shoutweb: Так что, все здоровы?

Майк: Нет! Я не здоров! Микробы! Повсюду микробы!

Shoutweb: Вы должны поддерживать низкую температуру, чтобы микробы не плодились. Ты этого не знал, так ведь?

Майк: Ты чего? Мы же разводим микробов! (смеется) Мы изобретаем несколько разновидностей всех болезней, о каких ты только можешь подумать.
Ты думаешь, что холодом ты спасешься от микробов, а мы уже изобрели пять новых мутаций тех же микробов которые наоборот холод любят.

Shoutweb: Так-так. Мне сказали: “Ты должен поговорить с Майком… он рэпер”.

Майк: Да “рэпер”. Это все, что я делаю. Я просто рэпер.

Shoutweb: На что похож твой рэп, Майк? (смеется)

Майк: Когда люди спрашивают об этом, я обычно говорю им, что я ведущий MC и я же запасной вокалист для Честера. Я читаю рэп, а Честер мелодично поет. Так что мы уравновешиваем друг друга.

Shoutweb: У Честера есть способность петь.

Майк: У него есть легкие.

Shoutweb: Да, какие-нибудь хорошие ветродуи!

Майк: Он клевый. Мы его никуда не отпустим. Ты слышал, как мы нашли Честера и как встретились с ним впервые?

Shoutweb: Нет, ты должен рассказать это нам, для тех, кто еще не слышал. Ты вообще слышал о Shoutweb, или я должен рассказать тебе, что это такое?

Майк: Да нет. Я не раз был там.

Shoutweb: OK, потому что там есть люди со всего мира. Из Японии. Из Европы.

Майк: Я наполовину японец. Я люблю Японию.

Shoutweb: Правда?

Майк: Я наполовину Японец, наполовину деревенщина. Японская аудитория… это мои братья и сестры. Это мои люди. (смеется) Но да, мне очень нравится сайт. На нашем сайте есть ссылка на Shoutweb.

Shoutweb: Да, на Top 40. Это круто. Ты работаешь над сайтом? И над био на сайте?

Майк: Мы работаем надо всем. Сайт меняется каждую неделю.

Shoutweb: Так как вы нашли Честера? Или Честер нашел вас?

Майк: Группа была вместе около четырех лет. Мне так кажется. Я был буквально болен идеей создать группу еще с тех пор, как вышел из старшей школы.
Я думал, “Это – мои друзья, а это – то, что мы собираемся делать”. Брэд, наш гитарист, и я были друзьями с 13 лет. С Джо я встретился в колледже,
а Роб, барабанщик, учился в школе поблизости. Это было в северном Сан-Фернандо. Все было хорошо, но где-то два года назад мы поняли, что нам чего-то
не хватает, и мы должны найти отличного певца. Мы стали рассылать свои демо и инструментальные треки. Честер получил такую кассету и позвонил нам.
Он пропустил вечеринку по случаю своего 23-его дня рождения. Он просто взял и бросил их всех там. Он записал, все, что нужно, позвонил нам на
следующее утро и сказал: “OK, все готово”. Мы сначала даже не поняли: “Что? Уже готово?”. Он сказал: “Да, как вы хотите чтобы я вам ее отправил?
Я уже готов”. Мы сказали: “Ты можешь включить нам свою запись по телефону?” Он включил это и мы тут же сказали ему вылетать немедленно.
Это было офигеть, он убедил нас взять его в группу моментально.

Shoutweb: Когда это было?

Майк: Это было почти два года назад. (Майк по-страшному кашляет).

Shoutweb: Судя по звукам, ты действительно заболел.

Майк: Три шоу назад я так замучался, что был готов бросить все и пожалеть себя. Но я не собираюсь пропускать шоу из-за какой-то идиотской болезни.
Хотя я думаю, что это было одно из самых сложных шоу для меня.

Shoutweb: Где это было?

Майк: Это было в Тулсе, Оклахома. Когда я выступал на шоу в Далласе, я был полностью истощен. Шоу в Остине не было таким плохим, но концерт
в Далласе был ужасным. Никто не знал, что я заболел, но чувствовал я себя так дерьмово… В Оклахоме я устал как последняя собака!

Shoutweb: Вы сейчас “на выезде” с Kottonmouth Kings?

Майк: Правильно. Нам нравится тур с Kottonmouth Kings. Эти парни… Это очень приятные парни. С ними очень весело зависать. И играть с ними весело.
Я не знаю, могут ли они описать себя так же, но я бы сказал, что они смахивают на Beastie Boys, только больше похожи на хиппи. Все, о чем они
думают: мир, любовь и марихуана… и восхитительные, энергичные шоу… и развлекательные. Огромные толпы людей приходят чтобы увидеть их. “Очереди”
выстраиваются за Rehab, они выступают первыми. Это хип-хоп дуэт а ля Everlast, Kid Rock, ну или типа того. Потом выступаем мы, а потом Corporate
Avenger и Kottonmouth. Здесь тотально весело. Нам, просто утопиться, как нравится. Этот тур закончится в Halloween, будет большая, огромная вечеринка.
Это будет уже дома. Они из Orange County, так что на Halloween будем дома.

Shoutweb: В кого собираетесь нарядиться?

Майк: Это большая тайна. Если честно, я не совсем уверен, что одену. Честер уже точно знает, что собирается делать, но мне не говорит.

Shoutweb: Ну, если это будет последнее шоу, вы могли бы выйти на сцену одетыми как Kottonmouth Kings.

Майк: Я уже думал об этом. Клянусь, думал! С Rehab на сцене выступают две медсестры. Они танцуют и раздеваются. Я сказал Честеру, что мы должны одеться
как Брук и Дэнни, а Брэд и Скотт, наши гитарист и басист, должны нарядиться в этих медсестер. Но все просто пропустили мою идею мимо ушей. А я сделал
бы это. И Честер тоже.

Shoutweb: А потом вы собираетесь выступать с P.O.D.

Майк: А потом мы собираемся выступать с P.O.D. Это будет офигеть! Я уже не могу дождаться! P.O.D. из тех групп, альбомы которых я покупаю и постоянно
слушаю. Я так взволнован тем, что мы будем играть с ними и с (hed)p.e. и с Project 86. Этот тур будет очень захватывающим. Многие наши фанаты любят и
эти группы тоже.

Shoutweb: Я вот подумал, вы, ребята, “buzz” группа.

Майк: “buzz” группа… А ты думаешь, что мы популярны? У нас так много фанатов? Я думаю, для полного соответствия нам надо одеть на головы помпоны и
орать свое название. (смеется)

Shotweb: А ты рэпер “buzz” группы. (смеется)

Майк: А что, кстати, значит “buzz” группа? Может еще как-нибудь нас обзовешь? (смеется) Мне это нравится. Мы могли бы поговорить о сингле или о видео.

Shoutweb: А я еще не видел ваше видео. Только рекламу небольшую видел. Там все были какие-то зеленоволосые.

Майк: Да, у меня были красные волосы. Видео очень зеленое и очень мрачное и темное. Мы снимали его в подземке Лос-Анджелеса, в заброшенном тоннеле
метро, к которому прилегала заброшенная больница. Там было ужасно страшно вообще зависать, а снимать видео – тем более. Воздух там был очень тяжелый, к
тому же воняло пылью, грязью и еще какой-то гадостью. Там так тяжело дышать… Но мы выдержали. И даже повеселились. Мне кто-то говорил, что где-то
слышал, типа большинство групп плохо проводят время, снимая свои видео, или им самим не нравится собственное первое видео. Это не про нас. Наш DJ, Джо
и я вместе ходили в художественную школу. Я получил высшее образование в Pasadena Art Center по специальности иллюстратор. Джо смылся после первого же
года и стал учиться делать спец-эффекты для фильмов. Так что когда пришло время снимать клип, у него уже были какие-то идеи. Он уже знал, кого мы
должны пригласить в качестве режиссера. Мы связались с Грегори Дарком, он классный чувак. Джо и Грегори сработались. Грегори очень опытный и
талантливый режиссер. Он помог нам достигнуть целей, которые мы перед собой ставили. Клип получился таким, как мы хотели. У нас, конечно, не было
гигантского бюджета. К тому же это был первый опыт выступления перед камерой. Мы здорово повеселились. Все вышло замечательно. Джо проделал огромную
работу. Грегори и его команда надрали всем задницы. Это было круто. Вот увидишь! Видео темное, но очень цветное в то же время. Еще там есть летающие
монахи.

Shoutweb: Неееееет!

Майк: Я серьезно. Летающие монахи. И кое-какие страшные работы наших школьных друзей. Вообще, нас это очень радует.

Shoutweb: В школе ты и графику изучал?

Майк: Я учился на иллюстратора. Графика была не особо важна для диплома, но я усиленно изучал ее, так что, как только я вышел из колледжа, сразу
получил работу по этой специальности. Я работал и с иллюстрацией, и с графикой и зарабатывал этим на жизнь до того, как состряпал группу.

Shoutweb: Я слышал, вы, парни, собираетесь проехаться с Papa Roach в декабре.

Майк: Ты знаешь! Пока это только слух… Но, черт возьми, какой же хороший слух! Нам он нравится. Возможно. Есть возможность сыграть с ними, но это пока
не точно. Пока очень немногие люди знают об этом. Но это было бы здорово.

Shoutweb: Это уже на Shoutweb, так что теперь об этом знает много людей.

Майк: Вероятно, это все-таки случится. И я думаю, что если это пока не подтверждено, то будет подтверждено очень скоро. Мы видели Coby, Toben и других
парней. Это было во время шоу в Атланте, Джорджия. Это был ужас. Эти парни… Крутейшие парни. Они очень приятные ребята. Их выступление было просто
восхитительным. Еще мы играли вместе в Аризоне. Конечно, мы видели их там, но совсем с ними не пообщались. Мы видели их шоу и наша реакция была типа:
“Ух ты! Да эти парни кому угодно задницу надерут!” Потом мы видели их в Атланте, мы практически были на одной сцене и мы собирались с ними поговорить.
Они приперлись посмотреть на наше выступление. И на нас уже никто не обращал внимания, потому что все тут же захотели поговорить с Coby. Как дети. Там
были какие-то девчонки, которые стояли прямо перед нами и орали: “Coby! Coby!” (смеется) А мы стояли на сцене и думали: “Эй, девушки, у нас концерт
вообще-то. Не могли бы вы отойти в сторону орать там. Неужели нельзя не перебивать нас”. (смеется)

Shotweb: Это же искусство, чувак! Так уважай старших хоть немного! (смеется)

Майк: Он офигенный! Мы немного поболтались с ними и хорошо провели время. Они обалденные исполнители.

Shoutweb: Прошлой ночью я видел, как они играли “Broken Home”. Это было восхитительно. Они отлично работают.

Майк: Он размахивал микрофоном? Он вечно кидается своим микрофоном и меня это просто убивает. Каждый раз мне кажется, что он кого-нибудь пришибет, и до
сих пор это не произошло. Он говорит, что для него это уже стало наукой, поэтому он каждый раз может рассчитать, какой длины провод и бросить микрофон
так, чтобы он пролетел прямо перед первым рядом аудитории. Так что несчастный микрофон пролетает прямо над их головами, а их даже не задевает. А потом
он притягивает его обратно и начинает им размахивать.

Shoutweb: Обычно он еще дубасит его о свой лоб, пока не пойдет кровь.

Майк: А вчера он истекал кровью?

Shoutweb: Ну, только если в душе.

Майк: Душевное кровотечение.

Shoutweb: Давай немного поговорим о записи. Хорошо?

Майк: Я люблю говорить о записи.

Shoutweb: Мне нравятся песни. Конечно, “One Step Closer” сносит людям крышу. Везде. Еще мне нравятся “Crawling”, “Runaway”, “In the End” и “Pushing Me
Away”, но я думаю, что это потому что я прусь от вокала Честера, просто обожаю.

Майк: Мы пишем большинство песен вместе. Припевы очень важны, так что мы думаем, что в припеве каждый должен сказать хоть что-нибудь. Ты никого не
обидишь тем, что говоришь о каких-то отдельных частях песни. Каждый имеет право голоса при написании песни, и мы все гордимся тем, что делаем. Для меня
эти песни тоже одни из самых любимых. Я так волнуюсь, когда люди слышат их! Мы записывали альбом пару месяцев. И никто не имел возможности послушать
это. Я думаю, что буду счастлив в день, когда у людей будет шанс пойти в магазин и купить его.

Shoutweb: Этот день – 24 октября. На следующей неделе вы у нас группа недели.

Майк: Да! Я уже люблю Shoutweb!

Shoutweb: Мне нравятся песни, в которых можно слышать хороший вокал.

Майк: Мы определенно хотим, чтобы люди могли разобрать слова в песне. Мы выписали все тексты песен в буклет альбома, чтобы люди могли все это прочитать
и просто вспомнить, когда будут слушать это. В каждой песне мы идем в определенном направлении. На этом альбоме нет ни одной песни, не подчиняющейся
этому правилу. Мы стараемся быть последовательными. Мы оба всегда говорим об одной и той же вещи. Но не заходим далеко в описании, чтобы люди могли
связать текст песни со своей историей. Песни исходят из того, что происходит в наших жизнях или из наших эмоций. Мы пытаемся выразить словами то, что
чувствуют люди. На днях кто-то сказал Честеру, что чувствовал то же самое сотни раз, но не мог найти слова, чтобы выразить свои чувства. Нас
благодарили за то, что мы помогли разобраться. За то, что мы говорили то, что они хотели сказать: “Теперь я понял, что можно говорить в таких случаях”.
Мне это нравится. Я рад, что могу сказать людям то, что имеет смысл для них.

Shoutweb: Я понимаю эти песни. Это следы каких-то событий, части вашей жизни.

Shotweb: В начале “A Place For My Head” звучит гитара – какими-то щипками. Звучит как Испанская гитара. У меня появляется такое чувство, что
приближается Зорро, и сейчас он ворвется в дверь.

Майк: Это просто невероятно, потому что Брэд, наш гитарист ходил в Ibanez, и эти парни ему очень помогли. Они помогли ему играть на разных гитарах.
По-моему это называется Piezo. Это какой-то термин, который обозначает настройку гитары. Это электрогитара, но настроена так, что звучит как
акустическая. Потом ты переключаешься, и она снова звучит как нормальная электрогитара. Когда он впервые попробовал так сыграть, A Place For My Head
была первой песней, в которую он захотел это воткнуть. Мы попробовали, и оно подошло. Эму понравилось, и они разрешили нам использовать это на альбоме.
Это было феноменально. Мы действительно были счастливы, что научились делать этот звук.

Shoutweb: А как он играет это вживую?

Майк: Пока ему приходится играть это на своей гитаре. Я думаю, когда появится шанс, он обязательно обзаведется гитарой Ibanez. Пока у нас нет
возможности пользоваться такой.

Shoutweb: Я уверен, что у многих гитаристов будет много вопросов к Брэду о том, как он это делает.

Майк: У них будет много вопросов, если они увидят наше живое выступление. Просто в этом случае они поймут, что многие вещи, звучащие как сэмплы, на
самом деле не сэмплы. Есть мелодии, которые он может сыграть с одной чистой гитарой, а звучать они будут как клавиатура, как арфа или как колокольчики.
Люди говорят, что они могли бы подумать о сотнях вещей, которые так звучат, но им даже в голову не приходило, что это была гитара. Например, куплет In
The End. Такой высокий звук – это Брэд играет.

Shoutweb: Я скорее подумал бы, что это бой быков. (смеется)

Майк: (смеется)

Shotweb: Перейдем к скрэтчам. Вы определенно смешиваете огромное количество самых разных стилей.

Майк: Мы любим столько разных стилей музыки, что есть очень много вещей, из которых мы можем черпать свои идеи. Иногда мы можем написать что-то такое,
что вообще невозможно отнести к какому-то одному стилю. Иногда задача вообще заключается в том, как связать совершенно разные вещи. Мы всегда хотели
делать это в своей группе. Даже когда я только сказал парням, что хочу создать группу, всегда предполагалось что-то в этом роде. Можно сказать, что
наша работа – сварить супчик из разных стилей. В одном интервью я сказал, что есть такая теория – теория супа и салата. В супе все продукты
превращаются в одно целое, а в салате каждый продукт сохраняет свою индивидуальность, просто они лежат рядом, всегда можно достать оттуда что-то
определенное. Сначала я хотел сделать из группы салат, где каждый стиль сохранялся, но они все соединялись в одной песне, но потом я передумал. Хочется
думать, что мы все-таки суп. Мы стараемся соединить разные части и заставить их звучать как одно целое. Для нас это очень важно. Чтобы можно было
сказать, это песня, а не составленные рябом рок, хип-хоп, техно, пение, рэп, крик, шепот.

Shoutweb: Значит, берете и складываете это все вместе. Что на счет кое-какой попсы?

Майк: Знаешь что? Гитарист Брэд большой фанат Бритни Спирз. И мы за него очень беспокоимся. Его сейчас здесь нет, так что я могу много всяких гадостей
про него рассказать. Из всех нас он единственный, кто реально слушает попсу. И я думаю, что это хорошо, потому что мы хотим соединять все. Должен же
кто-то это слушать, а мы будем слушать все остальное. Не может же быть Aphex Twins и Spineshank без Бритни Спирз! Есть еще The Roots, Boyz to Man и
Radiohead… Я не могу перечислить все, что мы слушаем.

Shoutweb: Это ты говорил в начале Cure For The Itch?

Майк: Нет. Это не я!

Shoutweb: Кто это?

Майк: Кто-то другой.

Shoutweb: Кто?

Майк: Кто-то другой.

Shoutweb: Эй, лучше скажи по-хорошему. Иначе я скажу всем писать на linkinpark@yahoo.com, чтобы найти ответ.

Майк: Ладно. Я скажу тебе одно хорошее имя. Это имя Рэми. Когда-нибудь ты узнаешь, что это значит.

Shoutweb: “One Step Closer” сейчас один из самых популярных синглов. Он раньше назывался “Plaster” (Пластырь).

Майк: Да, “Plaster” было рабочим названием. “One Step Closer”, пожалуй, более наглядное название. Когда я только написал эту песню, кое-кто сказал
“Ой…Ну я даже не знаю”. Тогда я на все плюнул, стер название и написал “One Step Closer”. Поначалу я думал, что это была плохая идея, потом мы вообще
об этом забыли. А теперь это стало одной из самых запоминающихся частей альбома. Мы рады, что люди это запомнили. Вообще, песня о человеке, который
оказался на краю пропасти. Эта песня, которую легко понять, которую легко примерить на себя.

Shoutweb: Не хочу рушить твою теорию. Но ваш альбом один из тех, на котором не обязательно вслушиваться в слова, все понятно и из музыки.

Майк: Так это ж хорошо!

Shoutweb: Так… Расскажи мне о сайте и оформлении альбома.

Майк: Оформление сайта само выползло из оформления альбома.

Shoutweb: Что насчет этого парня с флагом?

Майк: Он солдат. Забавно, потому что группа раньше называлась Hybrid Theory.

Shoutweb: А когда вы его сменили?

Майк: Я не знаю точно, когда это произошло. Это было даже не год назад. У нас были кое-какие юридические проблемы с названием Hybrid Theory. Так что мы
решили заменить его, чтобы избежать этого всего. Мы хотели назваться Linkin Park, потому что могли сделать такой сайт. Я имею в виду linkinpark.com.
Нам нравилось это, потому что люди могли зайти туда, просто посмотреть и запомнить. Мы практически выросли в сети, там же встретили большинство наших
фанатов. Все то время, что мы были группой, сайт почти был нашим домом. Мы общаемся со всеми нашими фанатами через свой сайт. Вся основная графика для
группы была сделана мной и Фрэнком Мэддоксом. Фрэнк Мэддокс оформлял последний альбом Deftones и всю кампанию в поддержку альбома. Он феноменален.
Фотографии сделал Джеймс Мэнчен. Фрэнк и Джеймс непобедимы. По-моему, они отличная команда. Я говорил с Фрэнком об оформлении обложки. У нас был
логотип и основная идея но нам был нужен какой-то образ для обложки. Я сказал ему, что наша музыка – это сочетание тяжелых и очень тонких элементов.
Для нас это новое понимание слова “гибрид” в названии. Отличается от гибрида рэпа и рока.

Shoutweb: Значит группа Linkin Park не названа в честь чего-то?

Майк: Есть Парк Линкольна. Мы видели его в Санта-Монике, Калифорния. Нам это понравилось. Но оказалось, что Парки Линкольна есть везде. Это было
весело. Мы начали тур во Флориде и продвигались к Чикаго, и везде, куда мы приезжали люди думали, что мы местные, потому что Парк Линкольна есть
вкаждом городе. Так что мы общенациональная местная группа.

Shotweb: Я обычно стараюсь прочитать что-нибудь о группе, но сейчас я не уверен, кто есть кто на фото.

Майк: Наверное, фотка, которую ты видишь, не цветная, а?

Shoutweb: Нет, но мне пришлось пойти на ваш сайт, чтобы понять кто есть кто.

Майк: Что тебе сказать… Волосы у меня красные как у куклы Raggedy Andy, но это не определишь по черно-белой фотографии. Но в последние 6 месяцев мои
волосы были ярко-красными.

Shoutweb: Как ты красишься?

Майк: Я использую Special FX «Ruby Red», и иногда Fudge «Rock Star Red», хотя я не перевариваю ярлык “rock star” (рок-звезда). Я просто ненавижу это
дерьмо. А Честер – нет. Он ничего не имеет против людей, которые называют его рок-звездой. Ему это даже нравится. А я не хочу, чтобы меня называли
рок-звездой. Это забавно. Мы немного различаемся между собой. Мы разделяем сцену, пишем вместе тексты, на сцене мы даже похожи. Различаются наши
личности. Он абсолютно сумасшедший. Он может показать кому-нибудь свою задницу, вообще может вести себя как сумасшедший. Я немного более консервативен,
чем он. Когда идет шоу, это, конечно, не заметно, но в своем… внутреннем мире я консервативнее, чем он.

Shoutweb: Я знаю, что вы играли с P.O.D. и Project 86, которые известны как группы, любящие Бога, я должен спросить, это как-то связано с отношением
Linkin Park к религии.

Майк: Мы получили много e-mail’ов на эту тему после того, как мы ездили в тур с этими группами. Project 86 более религиозны на мой взгляд. Хотя я не
знаю, я не разговаривал с ребятами об этом. Я вообще только благодаря этим e-mail’ам узнал, что они христианская группа. Мы получаем письма на эту тему
с разными вопросами. Я не знаю, что сказать. Слушайте нашу музыку. Может, и найдете ответ. Мы не можем представлять одну точку зрения в этом вопросе. У
каждого в группе свое мнение на это счет. Я, конечно, могу высказать свою собственную точку зрения, но не могу говорить о группе в целом. Я не хочу ни
с кем говорить на тему религии, тем более не хочу давать религиозных советов детям. Народ, мне же всего 23 года. Пойдите к своим родителям и спросите
их. А если вам не понравится ответ, который они вам дали, пойдите в какое-нибудь религиозное учреждение, где вам ответят на вопросы, которые вас
интерисуют.

Shoutweb: Я думаю, в био группы Честер делает что-то вроде благословления, это могло заставить фанатов подумать, что вы божьи рокеры.

Майк: Я был воспитан в очень-очень либеральной Протестантской церкви. Двое парней из группы евреи. Джо воспитывали в немного более консервативной
Католической церкви. А у Честера свои абсолютно уникальные взгляды на религию. Вообще, мы, так сказать, везде поспели.

Shoutweb: Вы в RV?

Майк: Мы называем его “туристический автобус”.

Shoutweb: Вы туристы?

Майк: Нет. RV ужасно воняет. Он просто ужасный. Он не создан для гастролей. Он создан для кэмпинга. Он не предназначен для того, чтобы хранить в нем
гитары и сумки. Нас девятеро в этой дурацкой железке. Только шестеро могут нормально спать. Это просто смешно.

Shoutweb: Вы что, спите там?

Майк: О да! Постоянно. Когда ты восемнадцать часов подряд в дороге, у тебя не такой большой выбор, где спать.

Shoutweb: Так вы в ловушке грязного белья и микробов.

Майк: Нет. Я в ловушке грязных шмоток Брэда. Вот это реальная западня. Брэдова грязная одежда валяется почти рядом со мной, и она воняет, потому что он
ее почти не стирает, он даже не утруждается запихать ее в сумку. Так что она лежит на открытом воздухе. Еще немного, и у него начнутся серьезные
проблемы.

Shoutweb: Так, если вы не называете себя рок-звездами, как же вы себя называете.

Майк: Мы просто музыканты. Если меня спрашивают, чем я занимаюсь, я говорю, что я музыкант. Я не говорю, что я рок-звезда. Во-первых, это не рок. И моя
задача в этой группе состоит не в том, чтобы обратить на себя внимание. Я только хочу разделить то, что я делаю с людьми, которым это, возможно,
понравится. Когда мы выступаем, мы выкладываемся по полной. Нам нравится делать живые концерты, разговаривать после них с фанами, еще лучше видеть, что
они взволнованы тем, что слышат.

Shoutweb: В вашем туре уже были какие-нибудь несчастные случаи?

Майк: Я вышиб себе зуб о микрофон. Еще я навернулся в яму и повредил спину. Честера вывернуло. Обычно все проблемы валятся на нас. Еще произошла одна
история пару месяцев назад, когда мы играли с Union Underground. Как-то они сказали “Возвращайтесь В Свою Деревню”. Честер сказал “Мы любим письма от
фанатов”. Сначала они говорили всякую ерунду, но потом решили расписаться для нашей уличной команды. Честер поцеловал их обоих. Ребята, которые были,
там просто катались по полу от смеха. Я сейчас пытаюсь что-нибудь вспомнить. На самом деле было много таких случаев. Мы много чего ломали. В Де-Мойне
гитара Брэда шарахнула меня по башке. Я практически выплюнул ее изо рта.

Shoutweb: Ужас!

Майк: Есть еще одна отвратительная история. Мы играли в Де-Мойне, Айова. Клуб назывался Hairy Mary (Волосатая Мэри). Там вообще нет нормальной
вентиляции, а шоу было примерно в середине дня. Это клуб совсем крошечный. Шоу начиналось в полдень, а все, кто намеревались его посмотреть, были уже в
доску. Мы вытащили на сцену всю свою аппаратуру и были готовы начать играть. Но люди уже были там какое-то время, так что пахло там очень плохо.
Влажность была невыносимой. Мы должны были отыграть свой сет, но за две песни до конца я уже не мог дышать. Я бегал кругами как сумасшедший, меня
тошнило, в конце концов я блеванул. Но я не хотел кого-нибудь облевать, так что проглотил это все. Мне пришлось выдуть огромный стакан воды, чтобы
смыть это из своего несчастного рта, и мы продолжили играть. Брэд едва не сбежал, там было очень жарко. Это шоу было очень трудным для нас.

Shoutweb: Еще лучше!

Майк: Мы такие мюзиканты. Мы такие… исполнятели (Майк пытается изобразить британский акцент). Когда говоришь слово “исполнители”, надо выворачивать
язык и говорить это с поддельным британским акцентом.

Shotweb: Вы отвечаете на письма фанатов?

Майк: Абсолютно точно. Мы можем делать это и в дороге. Мы любим свою уличную команду и своих фанатов. Мы общаемся с ними так часто, как только можем.
Если мы получаем слишком много писем, все равно стараемся ответить. Иногда мы не можем ответить на каждое письмо, но изо всех сил пытаемся ответить
всем. Помимо писем, мы стараемся поговорить с ребятами, когда это возможно. Например, в Аризоне мы сидели за столами и раздавали автографы. На это было
отведено полчаса. Но когда прошел уже час, желающих получить автограф стало, кажется, еще больше. Поэтому мы решили выйти из-за стола. Мы стояли
посреди толпы из 15000 человек и расписывались. Мы думаем, что это правильно. Мы не хотели, чтобы кто-нибудь из тех ребят ушел, чувствуя себя
обиженным. Не такая уж большая проблема лишний раз расписаться.

Shoutweb: Но для этих ребят это важно.

Майк: Точно.

Shoutweb: Где вы в следующий раз останавливаетесь?

Майк: Albuquerue, Нью-Мехико. Нам надо сначала поменять пару шин на RV, да и вообще его подремонтировать. По-моему, это самое длинное интервью из всех,
которые я давал.

Shoutweb: Если ты позволишь мне говорить дальше, оно может продолжаться и продолжаться.

Майк: Это даже хорошо, потому что большинство репортеров, которые говорят со мной по телефону, говорят не больше 10 минут, все задают одинаковые тупые
10 вопросов, получают одинаковые 10 ответов, и все. Никто не заходит глубже.

Shoutweb: Я не хочу выкладывать на сайте только то, что можно прочитать везде. Я имею в виду, просто смысла нет. Ладно, тогда расскажи мне о песнях,
которые мне нравятся. Crawling, например. Я люблю эту песню!

Майк: Мелодия в припеве Crawling сначала была бриджем одной отстойной песни, которую мы написали. Это одна из тех песен, которые нам с самого начала не
нравились, мы не собирались выпускать ее на альбоме, воспользовались только этой мелодией. Я взял эту мелодию и построил вокруг нее песню. Я это
сделал, а когда пришел Брэд, он немного помог мне, кое-что добавил. Честер частично переписал текст. Все над этим поработали. Каждая песня начинается с
разных вещей. Одну из песен я написал на основе сэмпла, который Брэд сделал из сигнализации на машине. Его разбудила сигнализация, прямо под его
квартирой находилась стоянка. Он записал этот звук. Сделали из него сэмпл, написали гитарную партию. Вся песня была написана на основе этого. Это одна
из старых песен, на альбом она не попала.

Shoutweb: Как называлась эта песня.

Майк: Она называлась Part Of Me. Она была на EP, это был CD с ребенком на обложке. Это был маленький проект, которым мы занимались когда Честер приехал
в Калифорнию. Это был первый раз, когда мы работали в студии. Нам помог Mudrock, который делал какие-то треки для Godsmack. Он хороший человек, с его
помощью мы смогли за очень маленькие деньги что-то сделать.

Shotweb: Вы, парни, оказались на CD “Return of the Rock 2” с треком “One Step Closer”.

Майк: Это мы. Я не знаю, какие еще группы там оказались. Только знаю, что там есть некоторые великие группы. Мы очень благодарны MTV, за то, что нас
туда взяли. Первый диск Return of the Rock был классным. Лично мне он понравился за то, что там на самом деле был не только рок. Конечно основным был
рок, но рок в наше время очень разнообразный. Он реально включает много стилей. Приятно, что нас относят к музыке, которую я считаю самой
прогрессивной. Я слушал Run DMC, Aerosmith и Red Hot Chili Peppers с самого первого их альбома. Когда мы создали группу, пример можно было брать только
с них. Больше не было никого, на кого можно было бы посмотреть и сказать “Это сделано так”. Чтобы создать свой собственный стиль, мы должны были
смешать много разных элементов.

Shoutweb: Я хотел спросить, что заставило тебя захотеть заниматься этим?

Майк: Первый концерт я увидел в 1989 или 1990 году. Я видел тогда выступление Anthrax и Public Enemy, это был тур Killer B. В самом конце шоу они
исполнили вместе “Bring Da Noise”. Я видел их в Irvine Meadows и это было великолепно. Я видел много шоу после этого, но мне всегда хотелось увидеть
что-то подобное снова и снова.

Shoutweb: Это оказало на тебя самое большое влияние?

Майк: Возможно, не именно эти группы, но та идея, это точно. Это то, что мне нравится. Когда мы только создали группу, мы еще не были рэп-рок группой.
Того рэп-рока, который есть сейчас, тогда еще не было. Мы еще даже не знали, как будем звучать. Мы только начинали писать свои собственные вещи. Именно
поэтому сейчас наше звучание настолько разнообразно. Мы смешиваем абсолютно разные вещи, разные стили. Глядя на какие-то группы мы не думаем ничего
типа: “А могли бы мы с ними сыграть?”, тем более не сравниваем себя ни с кем. Не так много групп в таком стиле, чтобы было, с кем сравнивать. Раньше
были только Limp Bizkit и Kid Rock. Эти группы реально открыли нам двери. Те, кто занимаются этим, теперь знают, как донести свою музыку до масс. Я
уверен, что до них, никто не знал, как можно продать такой материал. Никто из тех, кто хотел что-то такое купить, не знали, куда за этим пойти.

Shoutweb: Так когда вы собираетесь суперпопулярной группой?

Майк: Вот что меня удивляет, так это люди, которые говорят, что им нравится группа, даже не зная, как звучит альбом. Они говорят это после того, как
послушали один сингл. Мне нравится сингл, но мне нравится альбом. Я горжусь этим альбомом.

Shoutweb: Я думаю, “One Step Closer” достаточно убедителен для того, чтобы заставить людей купить альбом. Но мне кажется, они удивятся, потому что альбом великолепен.
В нем так много разных “оттенков”.

Майк: Я так счастлив. Я не могу дождаться, когда все смогут его послушать!

Shoutweb: Повеселись в своем RV и выздоравливай. Увидимся через пару недель, когда вы приедете в Нью-Йорк.

Оставить комментарий

* Обязательное поле

Источники


Панель посетителя

Зарегистрироваться никогда не поздно ;)

Интересные фотки с Flickr

[LINKIN PARK] [LINKIN PARK]